Что постоянно требовал попугай капитана флинта

Чего постоянно требовал попугай капитана Флинта?

answer avatar

если не ошибаюсь, то он требовал пиастры

answer avatar

answer avatar

Пират Билли Боунс останавливается в гостинице, которая принадлежит матери Джима Хокинса, главного героя романа. После смерти пирата Джим с матерью находят в его комнате карту сокровищ. Джим обращается к доктору Ливси и сквайру Трелони с просьбой о помощи и они соглашаются снарядить экспедицию для поиска сокровищ.

Когда корабль достигает заветного острова, пираты устраивают бунт. Экипаж делится на две части. Джим встречает на острове англичанина Бена Ганна, который соглашается помочь ему в обмен на долю в сокровищах и при условии, что Джим отвезет его в Англию.

Однако, когда пираты находят место, отмеченное на карте, они обнаруживают, что сокровищ там нет. Оказывается, Бен Ганн давно нашел клад и перенес его в свою пещеру.

Команде под руководством Ливси и Трелони удается победить пиратов и корабль отправляется обратно в Англию. По прибытии команда делит сокровища.

Пираты воплощают в себе все зло, они живут в мире, в котором никто никому не доверяет, потому что все лгут, крадут друг у друга при любой возможности, а единственным действенным способом управления является страх.

answer avatar

Роман Остров Сокровищ/Treasure Island был написан шотландским писателем Робертом Стивенсоном- сыном инженера по маякам, в первой редакции 1883 г. не имеющим ничего общего с тем романом, который не теряет популярности до сих пор, еще бы! ведь речь в нем идет о приключениях связанных с поиском сокровищ. Роман имеет множество персонажей, которые связаны друг с другом одной идеей, но выделим из него только наиболее важные лица.

eL1QtNwVhpyQ7FZXDB6z6wUsMpsliagn

mPYoGmVh0SCpalcHsg2jEKV9je0Nrvu9

LhdVzNhjLWzIA8k8sFVu21ivvE12q1

Билли Бонс он же Уильям Бони, первый помощник капитана, моряк с сабельным шрамом на щеке, отличался жестокостью, любил поговаривать «мёртвые не кусаются», страдал хроническим алкоголизмом, после нахождения карты и получив от команды черную метку спрятался в трактире, где заставлял всех слушать страшные истории про пиратство, скончался от апоплексического удара, послужив затравкой сюжету.

О подростке Джиме Хокинсе, непосредственном участнике событий, рассказчике и по-настоящему главном и положительном герое романа, можно рассказывать долго, ограничимся краткой справкой из Вики:

77GyRBv45TX7SOpqqZwPnQfKrysb9zy

Источник

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Остров сокровищ

НАСТРОЙКИ.

sel back

sel font

font decrease

font increase

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

2

Роберт Льюис Стивенсон

g

Старый морской волк в трактире «Адмирал Бенбоу»

Сквайр[1] Трелони, доктор Ливси и другие джентльмены попросили меня написать все, что я знаю об Острове Сокровищ. Им хочется, чтобы я рассказал всю историю, с самого начала до конца, не скрывая никаких подробностей, кроме географического положения острова. Указывать, где лежит этот остров, в настоящее время еще невозможно, так как и теперь там хранятся сокровища, которых мы не вывезли. И вот в нынешнем, 17. году я берусь за перо и мысленно возвращаюсь к тому времени, когда у моего отца был трактир «Адмирал Бенбоу»[2] и в этом трактире поселился старый загорелый моряк с сабельным шрамом на щеке.

Я помню, словно это было вчера, как, тяжело ступая, он дотащился до наших дверей, а его морской сундук везли за ним на тачке. Это был высокий, сильный, грузный мужчина с темным лицом. Просмоленная косичка торчала над воротом его засаленного синего кафтана. Руки у него были шершавые, в каких-то рубцах, ноги черные, поломанные, а сабельный шрам на щеке – грязновато-белого цвета, со свинцовым оттенком. Помню, как незнакомец, посвистывая, оглядел нашу бухту и вдруг загорланил старую матросскую песню, которую потом пел так часто:

Пятнадцать человек на сундук мертвеца. Йо-хо-хо, и бутылка рому!

Голос у него был стариковский, дребезжащий, визгливый, как скрипучая вымбовка.[3]

И палка у него была, как ганшпуг.[4] Он стукнул этой палкой в нашу дверь и, когда мой отец вышел на порог, грубо потребовал стакан рому.

Ром был ему подан, и он с видом знатока принялся не спеша смаковать каждый глоток. Пил и поглядывал то на скалы, то на трактирную вывеску.

– Бухта удобная, – сказал он наконец. – Неплохое место для таверны. Много народу, приятель?

Отец ответил, что нет, к сожалению, очень немного.

– Ну что же! – сказал моряк. – Этот. как раз для меня. Эй, приятель! – крикнул он человеку, который катил за ним тачку. – Подъезжай-ка сюда и помоги мне втащить сундук. Я поживу здесь немного, – продолжал он. – Человек я простой. Ром, свиная грудинка и яичница – вот и все, что мне нужно. Да вон тот мыс, с которого видны корабли, проходящие по морю. Как меня называть? Ну что же, зовите меня капитаном. Эге, я вижу, чего вы хотите! Вот!

И он швырнул на порог три или четыре золотые монеты.

– Когда эти кончатся, можете прийти и сказать, – проговорил он сурово и взглянул на отца, как начальник.

И действительно, хотя одежда у него была плоховата, а речь отличалась грубостью, он не был похож на простого матроса. Скорее его можно было принять за штурмана или шкипера, который привык, чтобы ему подчинялись. Чувствовалось, что он любит давать волю своему кулаку. Человек с тачкой рассказал нам, что незнакомец прибыл вчера утром на почтовых в «Гостиницу короля Георга» и расспрашивал там обо всех постоялых дворах, расположенных поблизости от моря. Услышав о нашем трактире, должно быть, хорошие отзывы и узнав, что он стоит на отлете, капитан решил поселиться у нас. Вот и все, что удалось нам узнать о своем постояльце.

Человек он был молчаливый. Целыми днями бродил по берегу бухты или взбирался на скалы с медной подзорной трубой. По вечерам он сидел в общей комнате в самом углу, у огня, и пил ром, слегка разбавляя его водой. Он не отвечал, если с ним заговаривали. Только окинет свирепым взглядом и засвистит носом, как корабельная сирена в тумане. Вскоре мы и наши посетители научились оставлять его в покое. Каждый день, вернувшись с прогулки, он справлялся, не проходили ли по нашей дороге какие-нибудь моряки. Сначала мы думали, что ему не хватало компании таких же забулдыг, как он сам. Но под конец мы стали понимать, что он желает быть подальше от них. Если какой-нибудь моряк, пробираясь по прибрежной дороге в Бристоль, останавливался в «Адмирале Бенбоу», капитан сначала разглядывал его из-за дверной занавески и только после этого выходил в гостиную. В присутствии подобных людей он всегда сидел тихо, как мышь.

Я-то знал, в чем тут дело, потому что капитан поделился со мной своей тревогой. Однажды он отвел меня в сторону и пообещал платить мне первого числа каждого месяца по четыре пенса серебром, если я буду «в оба глаза смотреть, не появится ли где моряк на одной ноге», и сообщу ему сразу же, как только увижу такого. Когда наступало первое число и я обращался к нему за обещанным жалованьем, он только трубил носом и свирепо глядел на меня. Но не проходило и недели, как, подумав, он приносил мне монетку и повторял приказание не пропустить «моряка на одной ноге».

Этот одноногий моряк преследовал меня даже во сне.

Бурными ночами, когда ветер сотрясал все четыре угла нашего дома, а прибой ревел в бухте и в утесах, он снился мне на тысячу ладов, в виде тысячи разных дьяволов. Нога была отрезана у него то по колено, то по самое бедро. Порою он казался мне каким-то страшным чудовищем, у которого одна-единственная нога растет из самой середины тела. Он гонялся за мной на этой одной ноге, перепрыгивая через плетни и канавы. Недешево доставались мне мои четыре пенса каждый месяц: я расплачивался за них этими отвратительными снами.

Но как ни страшен был для меня одноногий моряк, самого капитана я боялся гораздо меньше, чем все остальные. В иные вечера он выпивал столько рому с водой, что голова у него шла ходуном, и тогда он долго оставался в трактире и распевал свои старинные, дикие, жестокие морские песни, не обращая внимания ни на кого из присутствующих. А случалось и так, что он приглашал всех к своему столу и требовал стаканы. Приглашенные дрожали от испуга, а он заставлял их либо слушать его рассказы о морских приключениях, либо подпевать ему хором. Стены нашего дома содрогались тогда от «Йо-хо-хо, и бутылка рому», так как все посетители, боясь его неистового гнева, старались перекричать один другого и петь как можно громче, лишь бы капитан остался ими доволен, потому что в такие часы он был необузданно грозен: то стучал кулаком по столу, требуя, чтобы все замолчали; то приходил в ярость, если кто-нибудь перебивал его речь, задавал ему какой-нибудь вопрос; то, наоборот, свирепел, если к нему не обращались с вопросами, так как, по его мнению, это доказывало, что слушают его невнимательно. Он никого не выпускал из трактира – компания могла разойтись лишь тогда, когда им овладевала дремота от выпитого вина и он, шатаясь, ковылял к своей постели.

Но страшнее всего были его рассказы. Ужасные рассказы о виселицах, о хождении по доске,[5] о штормах и о Драй Тортугас,[6] о разбойничьих гнездах и разбойничьих подвигах в Испанском море.[7]

Судя по его рассказам, он провел всю свою жизнь среди самых отъявленных злодеев, какие только бывали на море. А брань, которая вылетала из его рта после каждого слова, пугала наших простодушных деревенских людей не меньше, чем преступления, о которых он говорил.

Отец постоянно твердил, что нам придется закрыть наш трактир: капитан отвадит от нас всех посетителей. Кому охота подвергаться таким издевательствам и дрожать от ужаса по дороге домой! Однако я думаю, что капитан, напротив, приносил нам скорее выгоду. Правда, посетители боялись его, но через день их снова тянуло к нему. В тихую, захолустную жизнь он внес какую-то приятную тревогу. Среди молодежи нашлись даже поклонники капитана, заявлявшие, что они восхищаются им. «Настоящий морской волк, насквозь просоленный морем!» – восклицали они.

По их словам, именно такие люди, как наш капитан, сделали Англию грозой морей.

Но, с другой стороны, этот человек действительно приносил нам убытки. Неделя проходила за неделей, месяц за месяцем; деньги, которые он дал нам при своем появлении, давно уже были истрачены, а новых денег он не платил, и у отца не хватало духу потребовать их. Стоило отцу заикнуться о плате, как капитан с яростью принимался сопеть; это было даже не сопенье, а рычанье; он так смотрел на отца, что тот в ужасе

Источник

LiveInternetLiveInternet

«- Гокинс,- говорил мне Сильвер,- заходи поболтай с Джоном. Никому я не рад так, как тебе, сынок. Садись и послушай. Вот Капитан Флинт – я назвал моего попугая Капитаном Флинтом в честь знаменитого пирата,- так вот, Капитан Флинт предсказывает, что наше плавание окончится удачей. Верно, Капитан?

И попугай начинал с невероятной быстротой повторять:

Пиастры! Пиастры! Пиастры!

И повторял до тех пор, пока не выбивался из сил или пока Джон не накрывал его клетку платком. «[1]

Казалось бы, ясно и понятно. Попугай кричал:

— Пиастры! Пиастры! Пиастры!

И нечего здесь сомневаться. Я и не сомневался.

Но проводя литературные расследования по «Острову сокровищ», я в свое время купил “Treasure Island” [2] – «Остров сокровищ» на английском языке. И вот как-то перелистывая его и уже закрывая, я обратил внимание на последние слова романа ‘Pieces of eight! Pieces of eight!’ Что это? По структуре было очень похоже на крик попугая (повторы несколько раз одного и того же). Я заглянул в русский перевод. Действительно роман заканчивается словами: «… и я вскакиваю с постели, когда мне чудится хриплый голос Капитана Флинта: Пиастры! Пиастры! Пиастры!»

По-английски это написано так: …with the sharp voice of Capitan Flint still ringing in my ears: ‘Pieces of eight! Pieces of eight!

То есть, действительно, это крик (попугая) Капитана Флинта.

Я не поленился и нашел на английском языке первоисточник первого абзаца этой статьи.

‘Come away, Hawkins,’ he would say; ‘come and have a yarn with John. Nobody more welcome than yourself, my son. Sit you down and hear the news. Here’s Cap’n Flint – I calls my parrot Cap’n Flint, after the famous buccaneer – here’s Cap’n Flint predicting success to our v’yage. Wasn’t you, cap’n?

And the parrot would say, with great rapidity, ‘Pieces of eight! Pieces of eight! Pieces of eight!’ till you wondered that it was not out of breath, or till John threw his handkerchief over the cage.

В романе слово «пиастры» встречается еще несколько раз.

«И тогда в темноте раздался внезапно резкий крик: «Пиастры! Пиастры! Пиастры! Пиастры! Пиастры!» И так дальше, без передышки, без всякого изменения голоса, как заведенные часы.

Это Капитан Флинт, зеленый попугай Сильвера! Это он хлопал крыльями и стучал клювом, долбя обломок древесной коры. Вот кто охранял спящих лучше всякого часового, вот кто своим однообразным, надоедливым криком возвестил о моем появлении!»

And then, all of a sudden, a shrill voice broke forth out of the darkness:

Pieces of eight! pieces of eight! pieces of eight! pieces of eight! pieces of eight!’ and so forth, without pause or change, like the clacking of a tiny mill… и т.д.

Кроме того XXVII глава в русском переводе называется «Пиастры», а Chapter XXVII в английской книге соответственно “Pieces of eight!”

Везде, где на русском языке написано «пиастры», на английском упорно встречается – pieces of eight. Или наоборот, везде, где Стивенсон, как само разумеещееся, писал pieces of eight, русский переводчик (Николай Чуковский) упорно переводил, как пиастры. Верно ли это?

Ведь явно же получается, что попугай кричал не «Пиастры! Пиастры! Пиастры!», а «Pieces of eight! Pieces of eight! Pieces of eight!». Или по-русски, учитывая птичью скороговорку, что-то вроде «Писизовэйт! Писизовэйт! Писизовэйт!», что на «Пиастры!» никак не похоже.

Так я оказался в начале литературного расследования «Что кричал попугай Капитан Флинт?».

Что такое pieces of eight?

Сначала попробуем просто перевести. Смотрим в «Англо-русский словарь». [3] На странице 206 (вторая колонка) в словарной статье к слову piece – кусок, часть находим словосочетание a piece of eight (в точности то, что надо) с пометкой ист. (историческое) и переводом – испанский доллар, песо.

Заходим в Интернет.

Поскольку мы ищем англоязычный термин, лучше искать его в Google, а не в Яндексе.

Уже при наборе piece of e… Google дает подсказку piece of eight. Еще одно подтверждение, что в англоязычной среде это устойчивое и часто встречающее словосочетание.

В статье из «Википедии» (из англоязычного сектора) Spanish dollar [4] находим такое упоминание.

In Robert Louis Stevenson’s Treasure Island, Long John Silver’s parrot had apparently been trained to cry out, “Pieces of eight!” This use tied the coin (and parrots) to fictional depictions of pirates. (В романе Роберта Луиса Стивенсона попугай Долговязого Джона Сильвера был приучен кричать «Писизовэйт!» Название монеты (и попугай) использованы для описания пиратского (быта).

Т. е. мы на правильном пути.

В начале статьи дается

The Spanish dollar (also known as the piece of eight, the real de a ocho or the eight-real coin) is a silver coin, worth eight reales, that was minted in the Spanish Empire after a Spanish currency reform in 1497. It was legal tender in the United States until an Act of the United States Congress discontinued the practice in 1857. Because it was widely used in Europe, the Americas, and the Far East, it became the first world currency by the late 18th century. Many existing currencies, such as the Canadian dollar, United States dollar, and the Chinese yuan, as well as currencies in Latin America and the Philippine peso, were initially based on the Spanish dollar and other 8-reales coins.

Испанский доллар (также известный как писизовейт, реал-де-а-очо или восьмиреаловая монета) – это серебряная монета, содержащая восемь реалов (я переводил Piece of eight, как «одна восьмая чего-то», а на самом деле оказалось что это в нем восемь реалов) распространенная в Испанском мире после денежной реформы 1497 года. (В 1492 году Колумб открыл Америку!) Имела свободное хождение в Соединенных Штатах до 1857 года, была повсеместно распространена в Европе, в Америках и на Дальнем Востоке. Это была первая всемирно распространенная денежная единица. От нее произошли американские и канадские доллары, китайские юани, песо стран Латинской Америки и Филиппин.

Таким образом, писизовейт – это нормальное название (одно из названий) испанского доллара, которое отражает конкретную денежную единицу в конкретную историческую эпоху. И заметьте, что в скобочках, где написано «также известный как…»,- нет ничего похожего на «пиастры».

Испанских долларов было несколько (по крайней мере, в статье их приведено пять).

Судя по датам чеканки монет, возможно, действительно это все их возможные варианты.

На карте острова Сокровищ, приведенной как в английском первоисточнике, так и в русском переводе указана дата – 1750 год. Так что нас интересует только монеты до этого года – это всего одна монета Филиппа V.

53617684 1263155291 peso01

На сайте WiseGEEK (по-моему какая-то энциклопедия) есть статья What are Pieces of Eight [5]. Там написано:

Писизовейт – это старинный испанский доллар, который имел хождение в обоих Америках с конца XV до XIX века. Изготавливался из серебра, был распространен почти по всему миру до конца XIX века. Был легальной валютой в США до 1857 года. Испанский доллар содержал 8 реалов и мог быть физически разделен на восемь частей (?) или «бит» для обмена – отсюда и его название писизовейт (Pieces of eight). Долларовая монета могла быть также разделен на четыре части (по два бита), что стало на американском сленге «квота-долларом» (четверть доллара) или 25 сентов. Современный американский доллар основывается на испанском долларе.

Получается, что писизовейты могли быть такими.

53617686 1263155360 peso02

53617688 1263155436 peso03

Лично я сомневаюсь. По крайней мере, в Интернете я изображения таких кусков не нашел.

Pieces of eight have long been associated with pirates, because they were a common target for the outlaws, as large amounts were regularly shipped from the American colonies to Spain. In addition, Spanish traders carried pieces of eight to Manila in the Philippines, once or twice a year to trade for Chinese goods. Many pirates became rich intercepting ships carrying pieces of eight. The buried pirate treasure of legend is often said to include the coin.

Писизовейты давно ассоциируются с пиратами, потому что их обычной целью был захват денег, регулярно перевозимых кораблями из американских колоний в Испанию. Также испанская торговля распространила писизовейты в Манилу на Филиппинах, где раз или дважды в год торговали китайскими товарами. Многие пираты стали богатыми захватывая корабли, перевозящие писизовейты. Пиратские сокровища из легенд часто состоят (именно из этих) монет.

Pieces of eight were popular in America’s British colonies because British currency was limited. After the United States gained independence, pieces of eight remained a widely used currency. Though the United States began minting its own coins in 1792, the better-quality Spanish dollar remained the most popular currency in the country until Congress ended its use in 1857.

Писизовейты были популярны в Британских колониях в Америке, потому что британская валютная система была ограничена. После завоевания независимости США писизовейты стали широко распространенной денежной системой. Хотя в США была введена своя денежная система, высокое качество испанского доллара позволили ему продержаться до 1857 года, пока Конгресс не прекратил его существование.

Источник

LiveInternetLiveInternet

«- Гокинс,- говорил мне Сильвер,- заходи поболтай с Джоном. Никому я не рад так, как тебе, сынок. Садись и послушай. Вот Капитан Флинт – я назвал моего попугая Капитаном Флинтом в честь знаменитого пирата,- так вот, Капитан Флинт предсказывает, что наше плавание окончится удачей. Верно, Капитан?

И попугай начинал с невероятной быстротой повторять:

Пиастры! Пиастры! Пиастры!

И повторял до тех пор, пока не выбивался из сил или пока Джон не накрывал его клетку платком. «[1]

Казалось бы, ясно и понятно. Попугай кричал:

— Пиастры! Пиастры! Пиастры!

И нечего здесь сомневаться. Я и не сомневался.

Но проводя литературные расследования по «Острову сокровищ», я в свое время купил “Treasure Island” [2] – «Остров сокровищ» на английском языке. И вот как-то перелистывая его и уже закрывая, я обратил внимание на последние слова романа ‘Pieces of eight! Pieces of eight!’ Что это? По структуре было очень похоже на крик попугая (повторы несколько раз одного и того же). Я заглянул в русский перевод. Действительно роман заканчивается словами: «… и я вскакиваю с постели, когда мне чудится хриплый голос Капитана Флинта: Пиастры! Пиастры! Пиастры!»

По-английски это написано так: …with the sharp voice of Capitan Flint still ringing in my ears: ‘Pieces of eight! Pieces of eight!

То есть, действительно, это крик (попугая) Капитана Флинта.

Я не поленился и нашел на английском языке первоисточник первого абзаца этой статьи.

‘Come away, Hawkins,’ he would say; ‘come and have a yarn with John. Nobody more welcome than yourself, my son. Sit you down and hear the news. Here’s Cap’n Flint – I calls my parrot Cap’n Flint, after the famous buccaneer – here’s Cap’n Flint predicting success to our v’yage. Wasn’t you, cap’n?

And the parrot would say, with great rapidity, ‘Pieces of eight! Pieces of eight! Pieces of eight!’ till you wondered that it was not out of breath, or till John threw his handkerchief over the cage.

В романе слово «пиастры» встречается еще несколько раз.

«И тогда в темноте раздался внезапно резкий крик: «Пиастры! Пиастры! Пиастры! Пиастры! Пиастры!» И так дальше, без передышки, без всякого изменения голоса, как заведенные часы.

Это Капитан Флинт, зеленый попугай Сильвера! Это он хлопал крыльями и стучал клювом, долбя обломок древесной коры. Вот кто охранял спящих лучше всякого часового, вот кто своим однообразным, надоедливым криком возвестил о моем появлении!»

And then, all of a sudden, a shrill voice broke forth out of the darkness:

Pieces of eight! pieces of eight! pieces of eight! pieces of eight! pieces of eight!’ and so forth, without pause or change, like the clacking of a tiny mill… и т.д.

Кроме того XXVII глава в русском переводе называется «Пиастры», а Chapter XXVII в английской книге соответственно “Pieces of eight!”

Везде, где на русском языке написано «пиастры», на английском упорно встречается – pieces of eight. Или наоборот, везде, где Стивенсон, как само разумеещееся, писал pieces of eight, русский переводчик (Николай Чуковский) упорно переводил, как пиастры. Верно ли это?

Ведь явно же получается, что попугай кричал не «Пиастры! Пиастры! Пиастры!», а «Pieces of eight! Pieces of eight! Pieces of eight!». Или по-русски, учитывая птичью скороговорку, что-то вроде «Писизовэйт! Писизовэйт! Писизовэйт!», что на «Пиастры!» никак не похоже.

Так я оказался в начале литературного расследования «Что кричал попугай Капитан Флинт?».

Что такое pieces of eight?

Сначала попробуем просто перевести. Смотрим в «Англо-русский словарь». [3] На странице 206 (вторая колонка) в словарной статье к слову piece – кусок, часть находим словосочетание a piece of eight (в точности то, что надо) с пометкой ист. (историческое) и переводом – испанский доллар, песо.

Заходим в Интернет.

Поскольку мы ищем англоязычный термин, лучше искать его в Google, а не в Яндексе.

Уже при наборе piece of e… Google дает подсказку piece of eight. Еще одно подтверждение, что в англоязычной среде это устойчивое и часто встречающее словосочетание.

В статье из «Википедии» (из англоязычного сектора) Spanish dollar [4] находим такое упоминание.

In Robert Louis Stevenson’s Treasure Island, Long John Silver’s parrot had apparently been trained to cry out, “Pieces of eight!” This use tied the coin (and parrots) to fictional depictions of pirates. (В романе Роберта Луиса Стивенсона попугай Долговязого Джона Сильвера был приучен кричать «Писизовэйт!» Название монеты (и попугай) использованы для описания пиратского (быта).

Т. е. мы на правильном пути.

В начале статьи дается

The Spanish dollar (also known as the piece of eight, the real de a ocho or the eight-real coin) is a silver coin, worth eight reales, that was minted in the Spanish Empire after a Spanish currency reform in 1497. It was legal tender in the United States until an Act of the United States Congress discontinued the practice in 1857. Because it was widely used in Europe, the Americas, and the Far East, it became the first world currency by the late 18th century. Many existing currencies, such as the Canadian dollar, United States dollar, and the Chinese yuan, as well as currencies in Latin America and the Philippine peso, were initially based on the Spanish dollar and other 8-reales coins.

Испанский доллар (также известный как писизовейт, реал-де-а-очо или восьмиреаловая монета) – это серебряная монета, содержащая восемь реалов (я переводил Piece of eight, как «одна восьмая чего-то», а на самом деле оказалось что это в нем восемь реалов) распространенная в Испанском мире после денежной реформы 1497 года. (В 1492 году Колумб открыл Америку!) Имела свободное хождение в Соединенных Штатах до 1857 года, была повсеместно распространена в Европе, в Америках и на Дальнем Востоке. Это была первая всемирно распространенная денежная единица. От нее произошли американские и канадские доллары, китайские юани, песо стран Латинской Америки и Филиппин.

Таким образом, писизовейт – это нормальное название (одно из названий) испанского доллара, которое отражает конкретную денежную единицу в конкретную историческую эпоху. И заметьте, что в скобочках, где написано «также известный как…»,- нет ничего похожего на «пиастры».

Испанских долларов было несколько (по крайней мере, в статье их приведено пять).

Судя по датам чеканки монет, возможно, действительно это все их возможные варианты.

На карте острова Сокровищ, приведенной как в английском первоисточнике, так и в русском переводе указана дата – 1750 год. Так что нас интересует только монеты до этого года – это всего одна монета Филиппа V.

53617684 1263155291 peso01

На сайте WiseGEEK (по-моему какая-то энциклопедия) есть статья What are Pieces of Eight [5]. Там написано:

Писизовейт – это старинный испанский доллар, который имел хождение в обоих Америках с конца XV до XIX века. Изготавливался из серебра, был распространен почти по всему миру до конца XIX века. Был легальной валютой в США до 1857 года. Испанский доллар содержал 8 реалов и мог быть физически разделен на восемь частей (?) или «бит» для обмена – отсюда и его название писизовейт (Pieces of eight). Долларовая монета могла быть также разделен на четыре части (по два бита), что стало на американском сленге «квота-долларом» (четверть доллара) или 25 сентов. Современный американский доллар основывается на испанском долларе.

Получается, что писизовейты могли быть такими.

53617686 1263155360 peso02

53617688 1263155436 peso03

Лично я сомневаюсь. По крайней мере, в Интернете я изображения таких кусков не нашел.

Pieces of eight have long been associated with pirates, because they were a common target for the outlaws, as large amounts were regularly shipped from the American colonies to Spain. In addition, Spanish traders carried pieces of eight to Manila in the Philippines, once or twice a year to trade for Chinese goods. Many pirates became rich intercepting ships carrying pieces of eight. The buried pirate treasure of legend is often said to include the coin.

Писизовейты давно ассоциируются с пиратами, потому что их обычной целью был захват денег, регулярно перевозимых кораблями из американских колоний в Испанию. Также испанская торговля распространила писизовейты в Манилу на Филиппинах, где раз или дважды в год торговали китайскими товарами. Многие пираты стали богатыми захватывая корабли, перевозящие писизовейты. Пиратские сокровища из легенд часто состоят (именно из этих) монет.

Pieces of eight were popular in America’s British colonies because British currency was limited. After the United States gained independence, pieces of eight remained a widely used currency. Though the United States began minting its own coins in 1792, the better-quality Spanish dollar remained the most popular currency in the country until Congress ended its use in 1857.

Писизовейты были популярны в Британских колониях в Америке, потому что британская валютная система была ограничена. После завоевания независимости США писизовейты стали широко распространенной денежной системой. Хотя в США была введена своя денежная система, высокое качество испанского доллара позволили ему продержаться до 1857 года, пока Конгресс не прекратил его существование.

Источник

Поделиться с друзьями
Сергей М.

Привет. Меня зовут Сергей и я являюсь автором данного проекта. Я создал его для развития интернет технологий и возможности нашим участникам делиться друг с другом полезной информацией.

Вопросы и ответы
Adblock
detector